Язык тела, онлайн, 2020 Гештальт, Одесса, июль 2020 Манн, без бюджета, онлайн 2020 Позитивная психотерапия 2020
view counter

Взгляд на устройство мира с точки зрения семейных расстановок (фрагменты из книги Бертольда Ульсамера «Главные ошибки в семейных расстановках»)

Те из высказываний Хеллингера, что звучат фаталистически, все больше подвергаются критике. Он говорит о том, что каждый «призван на службу», что есть движения, которые больше того, что управляет единицами. Он говорит о том, что зло также принадлежит к миру (как и добро), и что с ним нужно быть в согласии. Так являемся ли мы заложниками нашей судьбы?

Судьба и ответственность

Не кроется ли в расстановках изрядная порция безответственности? Вместо акцентирования на личной ответственности за поступки, всякий теперь прячется за переплетения в семьях. Вместо того чтобы обрести и использовать собственную свободу, мы предпочитаем чувствовать себя жертвами судьбы. Со всеми этими «порядками» у каждого появляются сомнительные оправдания всем своим ошибкам и слабостям. И они используются, чтобы ни к чему более не стремиться, чтобы не иметь необходимости менять себя.

К таким или подобным идеям может прийти любой, кто поближе знакомится с методом расстановок. И в этих мыслях на самом деле есть доля правды. Поскольку расстановки делают очевидным, что старая пословица «Всяк сам кузнец своего счастья» — наивна. Пожалуй, эта пословица может подбодрить и укрепить тыл любому. И тогда у нее положительный эффект. Но считать это верным всегда и во всем – по-детски наивно.

Стоит бросить взгляд хотя бы за горизонт, в какую-нибудь африканскую страну – и можно увидеть эти границы. Что сказал бы об этой пословице какой-нибудь умирающий от голода ребенок? Собственное счастье зависит и от того, в каком обществе и в какой семье мы рождаемся. И порой можно выбиваться изо всех сил, какие только есть, но окружающий мир и эти связи оказываются сильнее. Или кто-нибудь всерьез верит, что алкоголик спивается только потому, что он волевым решением выбрал смерть? Или что психически больной принял добровольное решение, все время попадать в психиатрические клиники?

Поэтому имеет смысл видеть границы нашей свободы? Это лишает нас иллюзий, но без иллюзий мы и видим более ясно. При этом семейные расстановщики действуют противоречиво там, где речь идет о том, чтобы кто-то принял на себя ответственность.

Возьмем следующий случай: еще прадедушка мошенничал в денежных вопросах, потом дедушка и отец. И сын, клиент, обманывает. В расстановке семьи предков видна глубокая любовь сына к своим предкам по мужской линии, по отношению к которым он проявляет лояльность. Благодаря этой связи он практически неодолимо «приговорен» к обману. Извиняет ли это его, как будто бы пленника своей судьбы? Так может казаться.

Но взгляд на прошлое своей семьи – еще не все. Настолько же или еще более важно, будучи взрослым человеком, видеть свое настоящее. И тогда эта расстановка показывает и другую сторону. Тогда клиент-мошенник встает напротив своих жертв. Мошенник смотрит своим жертвам в глаза и ему приходится присутствовать в том, что он причинил им. И то, что он сделал это из любви к своим предкам, почти вслепую, не играет теперь никакой роли. Как взрослый, он должен принять на себя ответственность за свои действия и их последствия. Здесь не может быть никакого оправдания.

Пример, который многим гораздо ближе, это то, как люди ведут себя, когда они расстаются как пара. Насколько жестоко ранят друг друга участники разрыва и насколько безвинными они чувствуют себя при этом, поскольку видят себя жертвой второго.

Принятие ответственности на себя означает, что некто смотрит в лицо фактам или своему визави, тому, которому он причинил боль. С признанием собственной вины приходит боль. Она не зависит от причин, из-за которых эти поступки были совершены.

В расстановках дает знать себя сила реальности.

Человеческая жизнь порой подчинена представлению, что мысли и намерения – это нечто собственное. Тот, у кого добрые намерения и кто при этом делает против своей воли что-то недоброе – чувствует себя безвинным. Но любой несет ответственность за свои поступки и за результаты, невзирая на то, какие у него есть оправдания. Кто-то может напиться до бесчувствия и в этом юридически «невменяемом» состоянии убить другого человека. Расстановка покажет, что нет никакого оправдания перед самим собой – он должен понести ответственность за свою вину в смерти другого. Это действительность, которая ясна и проста, и она есть.

Но есть и такая же обратная взаимосвязь, где факты тоже принимаются во внимание. Ведь в повседневности нередко вину испытывает тот, у кого были злые намерения, даже если он их не осуществил.

Одна клиентка пришла из-за ее тяжелых отношений с собственной матерью. Мать не хотела ее появления на свет и долго раздумывала над тем, чтобы сделать аборт. В расстановке мать чувствует себя виноватой по отношению к дочери и ей требуется усилие, что взглянуть дочери в глаза. Решение приходит, когда ребенок говорит матери: «Ты хотела избавиться от меня (сделать аборт). Но ты не сделала этого, а родила меня на свет. За это я тебе благодарна»

Реальное обладает собственной особенной силой. Взглянуть в глаза фактам, взять на себя ответственность за собственные поступки, — от этого жизнь становится ясной, а человек – сильным.

Не приводят ли расстановки к вере в фатум?

Нет ли во всей расстановочной работе некоего отвержения борьбы за лучшее устройство мира? Вместо этого усматривается злое и плохое — и этому даже оказывается уважение. Как же тут искоренить зло, с которым так долго борется человечество! Ведь человек – это нечто большее, чем мячик в руках судьбы!

Когда кто-то в этом полностью уверен, то возникает один интересный вопрос. Откуда у него эта уверенность, что его точка зрения верная? Возможно из личного опыта, поскольку он всегда самостоятельно принимает решения и старается делать добро. Только как так получается, что, несмотря на эти старания, тысячелетиями мир не меняется к лучшему?

К тому же и исследователи работы мозга подвергают сомнению свободу воли действий человека. Это довольно точно выражает нейропсихолог Вольф Зингер «Никто не может быть иным, чем он есть. Нейронные соединения предопределяют: нам следует прекратить говорить о свободе воли»*. Вместо этого мозг изобретает благовидные оправдания для действий, которые питаются совсем из иных неосознанных источников.

Своим сознанием мы продолжаем верить в свободу воли. Мы воображаем, что у нас свобода воли и что мы вольны принимать решения. Понятие «воля» практично и полезно, даже почти что необходимо для нашей повседневной жизни. Оно играет и играло важную роль в личном и в общечеловеческом развитии и опыте.

Восточные учения показывают, что осознание себя человеком свободным и вместе с тем проживание жизни без сопротивления ей волей, — не обязательно противоположны. Возможно и то, и другое. То, что для западного человека совершенно нелогично, «делать, ничего не делая» может служить руководством в практической жизни. Человеку следует как можно меньше мешать осознанными действиями и смертями своему Дао как всеобъемлющему мировому принципу, а напротив, стремиться к тому, чтобы быть с ним в гармонии. Это происходит, чем менее он ощущает себя действующим и чем более – тем, кто позволяет вести себя этому «действовать-хотеть», берущему начало из него же самого.

В семейных расстановках видно, что история семьи направляет нас гораздо больше, чем мы осознаем. Многие жизненные решения имеют причиной нашу связь с семьей. И одновременно мы верим, что это было свободное решение или случай, благодаря которому мы выбрали определенный путь.

Это не новое знание. Оно отражается в пословицах: «Яблоко от яблони недалеко падает». Раньше при выборе партнера в деревнях тщательно следили за тем, что за история у семьи того или той, кто в будущем должен был стать мужем/женой. Хотя уже и тогда это не особенно помогало…

Сегодня это знание кажется совершенно утерянным. Современная вера гласит: « Нет ничего невозможного». Это вера в то, что каждый обладает свободой отделиться от семьи и заново построить свою новую жизнь. Это убеждение, которое освобождает, окрыляет и пришпоривает.

И вместе с тем это еще не вся правда, поскольку между людьми существует глубокая взаимосвязь, особенно между членами семьи. Она влияет на собственный образ действий так же, как и на собственную индивидуальность. И, кажется, настало время больше смотреть на это. Более всего мы постоянно уклоняемся в нашей жизни от одного факта. Это тот факт, что каждый из нас умрет. Смерть сильно табуируется. Но не разобравшись с этим – как можно найти верную позицию в этой жизни?

В расстановках смерть – естественная часть. И умершие члены семьи тоже включаются в расстановку, становясь внезапно такими же присутствующими и полностью принадлежащими к семье. И что-то соединяется. Якобы непреодолимое противопоставление смерти и жизни в наших головах исчезает на некоторое время. Жизни вновь принадлежат и боль и страдание, как хорошее так и плохое – и смерть тоже.

Семейные расстановки раскрываются особенно великой силой в тех случаях, когда ничего не должно быть ни изменено, ни улучшено, а когда все может быть таковым, как оно истинно было и есть. Иной раз в расстановке позади клиента стоят множество поколений и далеко позади них всех еще один заместитель, представляющий Жизнь как таковую. Это тот источник, из которого произошло все — вплоть до нашего существования. Жизнь гораздо вместительнее того, что подвластно человеческому разуму.

Когда кто-то видит это, он может примириться с фактами, каковы бы они ни были. Пока человек обороняется, он избегает того, чтобы увидеть и принять реальность такой как она есть. Когда кто-то может сказать этому «да», он пробуждается от грез и возвращается на землю. И это не делает нас пассивными или неспособными к действиям, а напротив, находится такой способ действовать в соответствующей ситуации, который сообразуется с этой доброй силой.

Еще об этой позиции из совершенно другого источника — цитата буддистского монаха Тич Нхат Хана: «Лучший из способов помочь этому миру – быть в сегодняшней ситуации, не желая ее изменить. Когда мы полны желания проживать то, что есть, взгляд наш проясняется и приходит знание о том, что нам следует делать.

Всякий раз, когда мы принимаем страдания и позволяем им быть, каковы бы они ни были, наш взгляд на мир становится шире. Позволять чему-либо быть – это отпускать. Это то, что и составляет в конечном итоге наш опыт. Это так, как если бы мы поднимались в гору. Чем выше мы поднимаемся, тем больше мы видим. И чем больше мы видим – тем яснее наш взгляд, и тем понятнее нам, что нам следует делать, как в личной, так и в социальной жизни (областях)»**

*Вольф Зингер, с 1981 года директор отделения нейропсихологии в Институте им. Макса Планка (Франкфурт-на-Майне), утверждающий, что эмпирическое исследование работы мозга показало, что каждый акт свободной воли и каждое действие детерминировано (задано) нейронными соединениями мозга, что исключает какую-либо свободу воли или принятия решений.

** (England/Bankroft. Spirituelle Kostbarkeiten. Zen, Verlag Hermann Bauer, Freiburg 2002. S 164 – Энгланд/Банкрофт «Сокровища духа. Дзен» Издательство «Херманн Бауер», Фрайбург 2002, стр 164)

Перевод с немецкого Марины Травковой, октябрь 2008.

Автор: 
Ульсамер Бертольд

Бертольд Ульсамерпсихолог, психотерапевт, тренер в области управления. с 1995 года предлагает курсы повышения квалификации в области системных семейных расстановок, имеет опыт работы во многих странах (в Германии, Швейцарии, США, Аргентине, Индии, Италии  и др.) Автор книг о семейных расстановок, а также книг в области коммуникации и самоуправления

СТАТЬИ на эту же ТЕМУ

Открытые мероприятия

вс, 19 Июля, 2020 - 11:00
он-лайн
Управление конфликтом: как предотвратить, как справиться с агрессией и договориться в конфликте. Конфликтология на практике
Парадигма роста, Тренинговое агенство
1700 грн
вс, 19 Июля, 2020 - 15:00
он-лайн
Как осуществлять свои мечты
450 грн
вс, 19 Июля, 2020 - 16:00
Киев
ЛИЛА. Игра жизни. Трансформационная игра
800 грн
 100 грн
вт, 21 Июля, 2020 - 14:00
Киев
Психотерапевтическая группа для бухгалтеров
ТАП (Творческая Ассоциация Психологов)
1000 грн